Imamita.ru

I Мамита
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Довел себя до пневмонии, чтобы понять, что у меня коронавирус. Эпидемия COVID-19 в Беларуси глазами пациента

"Довел себя до пневмонии, чтобы понять, что у меня коронавирус". Эпидемия COVID-19 в Беларуси глазами пациента

33-летний житель Минска Илья Войстратенко коронавирусной инфекцией болел больше месяца: восемь дней дома и 25 – в больнице. Сейчас он выписан с отрицательным тестом на COVID-19, но у него все еще двухстороннее воспаление легких. Илья рассказал нам о ситуации в минских больницах.

Эпидемия COVID-19 в Беларуси глазами пациента

пожалуйста, подождите

Эпидемия COVID-19 в Беларуси глазами пациента
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

— Как началась болезнь?

— Я не знаю, когда все началось, потому что я до сих пор не в курсе про то, сколько времени обычно проходит от начала обретения этого вируса до первого симптома. Но скажу, что первый симптом у меня случился 5 апреля – это было воскресенье, выходной день. Я проснулся с температурой – было 37,6. Сразу предупредил всех своих коллег на работе о том, что у меня первый день каких-то странных ощущений.

И дальше все началось. Была такая волнообразная динамика. Первый день у меня была температура 37,6, на следующий день она пропала, в понедельник. В понедельник пришла участковый врач, обнаружила, что со мной вроде как все в порядке, легкие чистые. Она стетоскопом послушала легкие, сказала, что все прекрасно. После ее ухода во вторник опять поднялась температура, уже повыше – до 38 и больше. Я решил не пить парацетамол, как я в своей заметке описывал, потому что есть такое, что иногда стоит, чтобы организм попробовал переболеть сам, перебороть эту болезнь. Я понадеялся на это. Вечером я хорошенечко пропотел, был такой самый кульминационный момент. И уже после этого я опять проснулся в хорошем настроении, прекрасном состоянии с нормальной температурой чуть выше нормы.

Но потом уже начались более экстремальные дни, более тяжелая фаза заболевания. Я просыпался уже каждый день с температурой 38, она к вечеру поднималась перед сном до 39,5, может, и больше. Я принимал уже парацетамол, чтобы сбить температуру. Такое было у меня знакомство. Еще пока не знал, коронавирус ли у меня, потому что делают же тесты в больнице уже при госпитализации, а госпитализируют тогда, когда выявляется пневмония. Довел себя до состояния пневмонии, чтобы понять, что у меня коронавирус.

— Когда вы попали в больницу?

— Это были непростые заходы. Не с первого раза меня госпитализировали. Врач, которая пришла в понедельник – на второй день моих симптомов, – она зафиксировала, что у меня нет хрипов, легкие чистые. В принципе, температура у меня уже тогда прошла. По факту ей нечего было и подумать такого подозрительного. Единственное, когда температура поднималась повыше, мы вызвали "скорую". "Скорая" приехала и сказала, что чтобы сбить температуру, надо пить парацетамол. Если парацетамол не помогает, то надо тогда уже вызывать "скорую". А, получается, после парацетамола они зафиксировали температуру 37,6 или 37,8 – это не было для них причиной, чтобы госпитализировать меня.

В пятницу повторно пришла моя терапевт, и после того как я начал ей жаловаться, что мне стало значительно хуже по сравнению с понедельником, она услышала хрипы, поняла, что температура действительно высокая. И тогда она уже выписала мне направление в больницу. Но в больнице мне сделали рентген, сделали необходимые анализы. И рентген показал острый бронхит. Тогда врач в приемном покое предложил мне два варианта: либо госпитализация, либо домашнее лечение. Но он предупредил, что при госпитализации может быть проблема – там лежат различные люди, у которых непонятно, коронавирус или нет. И он мне посоветовал от греха подальше полечиться пока дома, назначил антибиотики, разное лечение.

Я выбрал вариант, который он мне порекомендовал, – домашнее лечение. Выходные я еще провел дома, попил те лекарства, которые он мне назначил. И [врач] мне еще повторно сказал сделать рентген в понедельник в поликлинике. Выходные у меня прошли тяжело. После утреннего пробуждения температура была 38, к вечеру перед сном – 39,5. Это все было однообразное. А в понедельник, когда я был в поликлинике, меня даже не пустили сделать у них рентген. Если у вас температура, в поликлинику вам надо заходить с определенного входа – с обратной стороны. Вам измеряют температуру и только после этого принимают решение, куда вас отправлять. Так вот после того как мне измерили температуру, медсестры сказали: "Мы вызываем вам "скорую", и вы едете в больницу". Я даже не просканировался на рентгене своей поликлиники.

Со второго раза я уже попал. Не во 2-ю больницу, как в пятницу, я уже попал в 3-ю больницу. И там уже рентген подтвердил у меня двустороннюю пневмонию. И перед тем, как попасть в палату, у меня еще взяли мазки на коронавирус. Только после того, как было принято решение о госпитализации, только тогда были сделаны тесты на коронавирус.

— До болезни вы понимали, насколько она опасна?

— Как только у меня начались симптомы, мне казалось, что надо потерпеть дня три, как это обычно случается при гриппе, при ОРВИ. Действительно, я сам радовался, что наконец-то все прошло. Помните, я начал с того, что у меня были перепады: то хороший день, то тяжелый. Когда эти легкие дни наступали, я думал: точно, это все, как при ОРВИ бывает, сейчас все пройдет.

Но, к сожалению, где-то уже на четвертый день была такая стабильно плохая ситуация с моим состоянием здоровья. Температура не опускалась. Если посмотреть в целом, моя повышенная температура тела держалась десять дней. Еще плюс пару дней в больнице, после того как меня госпитализировали. Добавился не очень хороший кашель, который был приступами.

Кстати, вы знаете, проскакивала информация: как определить, что у вас, скорее всего, коронавирус? Вы должны набрать воздуха в легкие, задержать дыхание секунд на 10, и если вы можете это сделать, значит все в порядке. Если нет – скорее всего, у вас большие проблемы. В начале недели, когда было два-три дня этих симптомов, я мог сделать такое упражнение. А вот уже на четвертый день я сразу выкашливал этот набранный в легкие воздух. Температура не спадала даже утром, хотя утром должно быть более-менее легче вроде как.

До того как я узнал, что у меня положительный результат на коронавирус, и то, что я подхватил пневмонию, я тоже находился среди тех людей, которые думали, что это дело стариков, это дело людей с хроническими заболеваниями, курильщиков. Все это меня не касалось. Все, что говорили о тех, кто подвержен большему риску, – это меня не касалось. Я как-то расслабленно себя чувствовал. Но со мной в палате, например, лежали ребята, мои ровесники или даже моложе меня, которые занимались спортом. Один парень бегал кроссы и марафоны – он легкоатлет, – он не курил, второй мой сосед по палате в Аксаковщине тоже не курит, ему 27 лет, тоже занимается более-менее спортом.

В итоге получается так, что подвержены этому, оказывается, все. Вопрос только в том, как эти все будут выкарабкиваться. Насколько хватит иммунитета, внутренних резервов для того, чтобы справиться с болезнью. Но подвержены все, мне так кажется.

— Как выглядела ситуация в больницах?

— Я менял дислокацию. Я лежал в Минской больнице №3 с 13 по 24 апреля – 11 дней. Там мне казалось, что вроде как нарабатываются какие-то методики или стратегия действий. Но, насколько я понял, больницы заполняются по очереди. Сначала меня направили во 2-ю, допустим, больницу, а уже после выходных – в 3-ю. Хотя в поликлинике думали, что меня увезут во 2-ю. Оказывается, нет, 2-я была уже закрыта для приема новых пациентов, и меня отвезли в 3-ю больницу. Видимо, 3-я больница, она только-только нарабатывала что-то.

Разные отделения этой больницы были как раз специализированы для приема коронавирусных пациентов. Первое время я лежал в пульмонологии. Это как раз про легкие, вроде там должны быть квалифицированные специалисты, но буквально на следующий день меня перевели в хирургию. Целый этаж хирургического отделения был тоже выделен для пневматиков коронавирусных.

Пульмонология, насколько я понял, предназначалась для более тяжелых пациентов, чтобы с ними работали более квалифицированные работники. В хирургии было все попроще. Замеряют показатели: сатурацию – это насыщение крови кислородом, температуру тела, иногда давление, иногда пульс. Все эти показатели анализируются врачами – и принимаются решения.

Можно, конечно, сказать свои ощущения, но это все [не] воспринимается. Например, я мог сказать: я до сих пор кашляю. Мне просто могли бы сказать: лежите чаще на животе, чтобы подушка была под грудью. Это такая общая методика, которую рекомендуют всем. Но люди, которые обладают конкретными знаниями – профильные специалисты, – они были задействованы с более тяжелыми пациентами.

А уже после перевода в реабилитационную больницу, в Аксаковщину, там совсем было уже лайтово. Там просто уже были таблетки, мне лично не ставили капельницы. Я просто там дожидался отрицательного анализа теста на коронавирус.

Самое большое количество людей в палате – это пять человек. В самом начале в пульмонологии мы были в пятиместной палате. Там были, мне кажется, люди моего состояния, а у меня уже к тому времени нормализовалась температура, показатели сатурации были хорошими.

Но был один из нас, который был, видимо, с худшими показателями из нас всех. Ему предлагали экспериментальное лечение. Не помню, как называется это лекарство. Есть какое-то лекарство, которое они предлагают некоторым – не всем. Я тоже пока не знаю, в чем заключается эта избирательность. Не скажу, что он был прям очень плох, но ему предложили.

— Врачи держат ситуацию под контролем?

— С точки зрения пациента, который наблюдает за действиями врачей, мне казалось, что там более-менее все под контролем. Хотя, например, мне рассказывали, что после того как было объявлено, что больница открывается для приема коронавирусных пациентов, некоторые из медицинского персонала ушли для того, чтобы не подвергать свою жизнь, жизнь своих родных опасности. Поэтому работников осталось меньше, а поступающих пациентов – больше.

Читать еще:  Трескаются пальцы у ребенка на руках причины и лечение

Поэтому там такой мог быть вариант, что одна медсестра бегала по большому количеству пациентов. Где-то пациент мог полежать минут 10 с закончившейся капельницей. В этом нет ничего страшного, просто надо подождать. Но некоторые очень волновались, негодовали по этому поводу. Минус таким пациентам, потому что надо все-таки входить в положение, быть более терпеливыми. К сожалению, в такой ситуации были врачи.

— С учетом вашего опыта, доверяете официальной статистике?

— По поводу статистики – тоже есть вопросы. Я написал заметку "Дневник пациента". За один день, я помню, у нас увезли накрытыми двоих человек на каталке. Хотя мне говорили, что троих за этот день увезли. А на следующий день ты получаешь статистику, что за сутки по Беларуси умерло четыре человека. И я так уже начинаю думать: интересно, одна больница, одно отделение, на одном этаже, увезли двоих, как я видел. А статистика говорит о четырех. И тут начинаются размышления – действительно ли это все так.

— А как относитесь к тому, что 9 мая в Минске прошел парад?

— Тут не только парад. Я в понедельник ходил в поликлинику, уже после того как меня выписали, в поликлинике не все носят маски. Хотя это место, где больше есть вероятность подхватить эту заразу, – там замкнутое пространство, там эти вирусы потрогать можно.

По поводу парада, мне кажется, что там была большая концентрация людей, которые как раз не поверят, пока на себе не ощутят. Такие люди существуют. Очень малый, к сожалению, из них процент таких людей, которые поверят на слово и которые будут прислушиваться. К сожалению, есть такие, которые прям носом своим личным прикоснутся, или кто-то из близких. Но если в таких людей может действительно попасть зерно каких-то рекомендаций, то я бы им, конечно, рекомендовал быть более осмотрительными и осознанными.

Лукашенко: после парада Победы в Минске пневмоний стало в два раза меньше

— Что сейчас говорят врачи о вашем состоянии?

— Меня выписали с двусторонней пневмонией пока еще. Компьютерная томография, которую мне делали полторы недели назад, она не показала положительной динамики, к сожалению, хотя чувствую я себя прекрасно. У меня нет температуры, есть какой-то небольшой дискомфорт в легких, но все нормально, жить полноценной жизнью можно. Врачи говорят, что легкие могут восстанавливаться вплоть до полугода. Это такой срок, к которому нужно морально подготовиться. Оно может быть и раньше, но если вдруг пойдет все не так быстро, как хотелось бы, то ориентироваться надо на срок полгода. Конечно же, надо пить побольше горячих жидкостей, делать дыхательные гимнастики, остерегаться новых вирусов и бактерий. Пневмония бывает бактериальная, бывает вирусная. Чтобы ослабшие легкие не подхватили новую порцию какой-нибудь дряни.

«Спросите пульмонолога». Почему сохраняется повышенная температура у переболевших пневмонией?

Вредна ли хлорированная вода в бассейне для органов дыхания? Как долго может держаться повышенная температура после перенесенной пневмонии? Как быстро ультрафиолет убивает коронавирус в помещении? Ведущие пульмонологи Петербурга ответили на ваши вопросы.

Рубрика «Спросите пульмонолога» на сайте «Доктора Питера» была открыта с начала июня для помощи горожанам в период пандемии коронавируса. В ней петербуржцы могут задать ведущим пульмонологам города вопросы о болезнях органов дыхания, проконсультироваться по поводу результатов исследований и тестов, возможностей реабилитации. Прошло почти два месяца, но рубрика по-прежнему востребована – вопросы продолжают поступать. Всего за это время врачи ответили на более двух сотен вопросов. Читателям «Доктора Питера» отвечают (на фото слева направо): главный пульмонолог Петербурга и СЗФО, директор НИИ пульмонологии ПСПбГМУ им. Павлова Ольга Николаевна Титова, заведующая пульмонологическим отделением Городской многопрофильной больницы №2 Ирина Юрьевна Крошкина, руководитель Городского пульмонологического центра при Введенской больнице Наталья Анатольевна Кузубова, ведущий научный сотрудник НИИ пульмонологии ПСПбГМУ им. Павлова Андрей Геннадьевич Козырев.

Анонс рубрики обновляется каждую неделю. Новые вопросы можно оставлять в комментариях к этому тексту. Сегодня публикуем несколько ответов экспертов за прошлую неделю.

— Начала ходить в бассейн. Плаваю каждый день по часу. Приходится все это время дышать хлоркой, иногда попадает в нос и горло. Опасно ли это?

— Хлорирование воды уничтожает микроорганизмы и позволяет предотвратить заражение инфекциями. Вместе с тем, химикатов в воде не настолько много, чтобы несколько невольных глотков привели к отравлению. Иногда попадание воды в носовые ходы вызывает их отёчность, особенно у больных хроническим ринитом. Если Вас будет беспокоить такой дискомфорт, воспользуйтесь клипсой, сжимающей ноздри. Продаётся среди товаров для плавания в большинстве спортивных магазинов.

— Мне 42 года, заболел 1 июня, высокая температура. Был госпитализирован в Покровскую больницу с пневмонией (КТ2-32% повреждений), выписали из больницы 21 июня. Прошел месяц, чувствую себя неплохо, веду физически активный образ жизни. Смущает, что держится температура 37-37.4 и высокие антитела M. Сдавал на антитела сразу после выписки — lgM-15, IgG-16, спустя месяц lgM-10, lgG-16, тесты на Covid отрицательные. Такая температура и показатели антител нормальны для переболевшего человека? Или я еще болею?

— Говоря научным языком, у вас период реконвалесценции (выздоровления). Субфебрильная температура тела после пневмоний (необязательно коронавирусных) может держаться до нескольких месяцев и, как правило, постепенно нормализуется сама по себе. Иммуноглобулины класса М, характерные для острой фазы болезни, у вас закономерно снижаются. Иммуноглобулины класса G, надеюсь, будут сохраняться долго, защищая вас от повторного заражения.

— Недавно моя дочь провела гигантскую работу для получения на руки результатов анализов ПЦР на covid, которые мы сдавали ещё в мае. В поликлинике нам дали распечатку ответов. Вот на что обратила внимание. Муж заболел первым 1 мая, анализ у него брали 2 мая. По справке материал в Центр гигиены поступил 3 мая, дата проведения исследования 10 мая, результат «не подтверждено». Потом заболели я и дочь. У нас троих брали анализ 8 мая. Дата поступления в Центр гигиены 10 мая, дата проведения исследования 17 мая, результат «не подтверждено». Потом тесты делали 17 мая, исследование 24 мая, результат тот же. Может материал для исследования сохраниться без изменений за такой длительный период до обработки (7 дней)? Ведь у мужа брали на второй день активной фазы заболевания. Я вообще очень сильно болела и 8 мая был пик, потом ещё и в больницу попала.

— Если речь идёт о мазках из носоглотки или ротоглотки (зева), то время хранения образцов до исследования не должно превышать 5 дней при +2 ‐ +8 °C, но может быть больше при –20 °C или –70 °C. На практике результат чаще не совпадает с ожидаемым из-за погрешностей при заборе материала и его транспортировке. Для уточнения диагноза можно попробовать оценить уровень антител в крови. Положительный или отрицательный результат и здесь не является твёрдой гарантией, но в случае соответствующей клинико-лучевой картины в мае и обнаружения антител у всех троих в настоящее время особых сомнений в перенесённой COVID-19 не будет.

— Какая экспозиция ультрафиолетового излучения и какая концентрация озона в помещении убивают коронавирус? Необходимо ли, чтобы снизить вероятность заражения коронавирусом, носить изолирующие СИЗ — очки, маски, или же хватает обычных корригирующих или солнцезащитных очков, как барьера для загрязнённых рук? Проводились ли у нас в стране научные исследования по этим вопросам?

— По поводу концентрации озона, признаюсь, точно сказать не могу. Вероятно, озон губителен для вируса, как, впрочем, в значительных количествах и для всего живого — в медицинских источниках обсуждается скорее связь между загрязнением воздуха озоном в крупных городах и повышением риска заражения COVID-19. С другой стороны, озон используется в некоторых случаях и для лечения — любое средство, в зависимости от ситуации, может быть и спасением, и ядом. Что касается ультрафиолета, здесь нужно учитывать много обстоятельств — характеристики помещения, мощность излучателя и т.д. Формально вирус начинает погибать уже через несколько секунд, но облучение, в зависимости от конструкции прибора, рекомендуется проводить от 20 минут до часа. Подчёркиваю, что это не является альтернативой химической дезинфекции. Однозначного ответа нет и в отношении средств индивидуальной защиты. Безусловно, облачение врача, работающего в «красной» зоне, где концентрация вируса крайне высока, сильно отличается от обычной медицинской маски и перчаток. Однако, поверьте, пользоваться специализированными средствами защиты достаточно дискомфортно, и долго вы так не проходите. Кроме того, характер зависимости между свойствами защиты и риском заражения не прямо пропорциональный. Было бы здорово, если бы люди в повседневных условиях не забывали хотя бы о простых средствах защиты. К сожалению, как показывает жизнь, население с каждым днём об этом всё больше забывает, и количество новых случаев COVID-19 снижается не так быстро, как хотелось бы.

"Казалось, у меня кусок мяса, а не горло". Пять историй людей, вылечившихся от коронавируса

Врач

Каково это — видеть за месяц карантина только врачей и курьера? Не страшно заразиться заново? Тяжело ли готовить завтрак после болезни? Что читать в больнице? Почему жена заразилась, а теща нет? Корреспонденты Би-би-си поговорили с пятью людьми, которые переболели коронавирусом и уже выписались из больниц.

"Придётся, как в 90-е годы, в переход идти играть"

Как и многие россияне, до марта 2020 года шестидесятилетний учитель музыки, москвич Игорь П. (имя изменено — прим. Би-би-си) о коронавирусе почти ничего не знал. "Так, читал чего-то в СМИ, знал общие признаки — температура, кашель, не более того", — рассказывает он.

Тогда, вспоминает мужчина, писали в основном о профилактике болезни: "Не так яростно и люто, как сейчас". Себя самого Игорь считал "безнадёжно здоровым человеком": четырежды в неделю проплывал в бассейне по три километра и следил за здоровьем. Правда, курил.

В начале марта у него резко поднялась температура — до 38,5 градусов. Потом термометр показал 39 градусов, быстро появился кашель, в груди сдавило, и дышать Игорю стало сложно. Три дня он лежал дома и лечился "подручными и подножными средствами" и пил антибиотик, который ему давала жена.

Читать еще:  Сухой лающий кашель у ребенка без температуры с насморком лечение

"Потом решил — хорош, я, конечно, болеть не люблю, но тут полный караул, срочно надо что-то делать. Позвонил в скорую помощь. Мне говорят: "Положите холодный компресс на лоб и лежите". Ещё раз звоню: "Знаете, ребята, холодной тряпочки явно не хватает, давайте, приезжайте". Приехали. Послушали. Говорят: "Бронхит у тебя". Вкололи анальгин", — вспоминает Игорь.

О том, что у него может быть Covid-19, он тогда не думал: "Я не контактировал ни с кем, кто бы приехал из-за границы, не общался с больными коронавирусом. Но школа у нас коммерческая, мы с детьми занимаемся музыкой в отдельном классе, и дети из последних сил, с температурой и соплями до земли ползут к нам — потому что родители заплатили. Мне недавно сказали, что еще два преподавателя в школе с температурой слегли — не знаю, что у них".

Автор фото, Gavriil Grigorov/Tass

После укола анальгина, который Игорю вкололи врачи скорой помощи, учителю музыки полегчало. "Думаю, двадцать лет не делал флюорографию — надо сделать. Сделал платно на всякий случай, хотя температура нормальная была. И вот после флюорографии мне сказали: "Э, парень, так у тебя воспаление лёгких", — вспоминает он. Со снимком в руках Игорь вызвал скорую ещё раз — и его немедленно отвезли в Городскую клиническую больницу №52.

В больнице его поразило, что все семь этажей в корпусе были заняты больными с пневмонией: "Я привык, что есть отделение кардиологии, отделение урологии. А тут — все палаты по пять человек, все с воспалением лёгких. Я человек неприхотливый, мне всё равно, сколько человек в палате, меня напугать сложно, но такое количество легочных больных — странно. Мне при поступлении в приемном отделении сказали: "Двустороннее вирусное воспаление лёгких", и взяли первый мазок — на коронавирус".

Шесть дней Игорю ставили капельницы и кололи пенициллин: "Я уже нормально себя чувствовал, когда пришел врач и сказал: "У вас анализ отрицательный, но по новому распоряжению мы вас отпустить не можем, надо второй мазок брать". И взял второй мазок.

До конца марта Игорь, по его собственному описанию, лежал в больнице просто так. Пенициллин помог, он стал свободно дышать, кашля не было, температуры — тоже. Потихоньку Игорь стал выходить из корпуса покурить и заметил странную вещь — больничный сквер, по которому ему сначала разрешали гулять, затянули по периметру заградительными лентами. Иногда в больнице умирали — в основном, пожилые люди.

Через пару дней гулять выпускали уже только на крыльцо, потом всем вообще запретили выходить из палат. В конце марта врачи сказали Игорю, что его второй анализ на коронавирус потерян, и тест на Covid-19 нужно сдавать заново. "Взяли третий мазок. Кажется, это во вторник было. Я подождал два дня, в четверг говорю врачу: "Выписывайте меня, пожалуйста, под мою ответственность домой. У вас тут каждый день новых привозят, всю ночь кашель стоит до утра, все легочники".

"Я знал, что рвать оттуда надо, хоть тушкой, хоть чучелком, — объясняет Игорь. — Уже стало ясно, что половина больницы — с коронавирусом. И медсёстры всё время ходили в специальной одежде, как марсиане, в шуршащих белых костюмах. Круглые сутки, как луноходики, бегали, не щадя себя, как пчёлки. Врачиха одна молоденькая на все 40 палат — я не знаю, вообще домой не уходила, все время в больнице. Хорошая женщина, внимательная — я бы сказал, улыбчивая, но улыбку под маской не увидишь".

Улыбчивый доктор выписала Игоря домой — под обязательство самоизолироваться на две недели. И добавила, что результаты последнего исследования ему сообщат по телефону. "И вот приехал я домой, счастливый, уверенный, что всё у меня теперь хорошо. Ни температуры, ни кашля, я здоров, как бык, я пятаки могу ломать. Сходил в магазин — в перчатках, наморднике, в очках и капюшоне". Потом вышел погулять с собакой, а на выходных с сыном съездил на дачу — что-то нужно было приколотить. А в понедельник позвонили: "Ваш анализ на коронавирус положительный".

Автор фото, Vladimir Gerdo/TASS

Тут началось "веселье с врачами" уже дома, вспоминает учитель музыки. "Они вокруг меня в скафандрах бегали, прыгали, брали анализы у всей семьи на коронавирус. Оказалось, жена от меня зацепила, у неё нашли. А тёща, которая с нами живёт, вообще не заразилась. Хотя это очень странно", — рассказывает Игорь.

Его жена перенесла болезнь легко — пару дней поболело горло. Но Игорь переживает, что мог из-за поездки на дачу заразить сына: "Я звоню ему каждый день. Мне жутко стыдно и неудобно перед ним, хотя на даче мы на разных частях участка были, и я в наличнике был, то есть, в маске. Старался на него не дышать".

После положительного теста Игорь стал соблюдать карантин по-честному. Еду ему приносили под дверь соседи. Сейчас у него уже два свежих отрицательных теста, и с 9 апреля он может выходить на улицу.

Вам спокойнее от того, что вы официально переболели и теперь здоровы?

— Не знаю, можно, наверное, второй раз хватануть. Потом, никто же последствия от этого дела не знает. Я с собакой вышел — болтает не по-детски, будто я, как в молодые годы, стакан принял на грудь.

— Непривычное такое состояние слабости — неуверенной поступью хожу.

Музыкальная школа, в которой он работал, закрыта. Начальство, говорит Игорь, не могло определиться, что делать с учениками во время карантина — кто-то был за дистанционное обучение, кто-то против. Он сам не представляет, как можно учить музыке удалённо, и поэтому сказал своим ученикам: "Ребята, ждите. Когда откроют, все долги отдам".

Если не откроют, на что жить будете?

— Ну, пока есть подушка безопасности.

А если она закончится?

— Придётся, как в 90-е годы, в переход идти играть. Это не самое плохое: весело, с людьми общаешься.

"Меня отпустили под расписку. Дальше все на моей совести"

37-летний онколог Антон Усов работает в частной больнице недалеко от Москвы.

Клиника эта для обеспеченных пациентов: вызов скорой — 22 тысячи рублей, анализ на группу крови — 3000 рублей, реанимационная палата — 50 тысяч в сутки.

В середине марта в больницу поступил пенсионер в тяжелом состоянии, которого сразу подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, узнавать о здоровье которого часто заходил сын, недавно вернувшийся из Франции. Как вспоминают коллеги Антона, мужчина знал, что должен соблюдать карантин, но врачам объяснял так: "А у меня карантин: магазин и больница". Его жена и мать в это время болели дома с тяжелыми симптомами гриппа. В больницу он приходил без маски, посетителей туда пускали в любое время.

Автор фото, Vladimir Gerdo/TASS

Штрафы и аресты нарушающим самоизоляцию тогда еще не грозили. "Нам и без тестов все было понятно, — вспоминает Антон. — Я знал, что заболею, это был вопрос времени". Они с женой отправили детей-школьников к друзьям в деревню и стали ждать.

В пятницу вечером у доктора поднялась температура, начался кашель. 30 марта в субботу у редко болеющего Антона жар до 39,5 градусов не спадал. Когда стало сложно дышать, он вызвал скорую. В воскресенье утром онколог уже лежал в реанимации инфекционной больницы на аппарате ИВЛ. С ним лежали еще 10 человек — все с подозрением на коронавирус.

Вы так спокойно об этом рассказываете. Вы лежали раньше на ИВЛ?

— Нет, ни разу. Ну я же знаю, как это происходит, я знаю, что это не так страшно.

Антону поставили диагноз — двусторонняя пневмония вирусного происхождения. После четырех дней в реанимации его перевели в отдельную палату.

"В крови резко падает содержание кислорода, легкие не справляются, — объясняет он, как проходит болезнь. — В крови большая интоксикация, это тяжелый вирус. Постоянно ломит все тело, очень неприятное состояние".

Температура у врача держалась больше недели. Положительный тест на коронавирус пришел только на седьмой день болезни.

В больнице Антон читал и спал. Выходить из палаты было нельзя, врач приходил раз в сутки. "Это добавляло переживаний. Например, о том, что у меня начали очищаться легкие, было понятно после повторного КТ, но я узнал об этом только через три дня. Двое суток нервов".

Антона отпустили 7 апреля под расписку о том, что он не будет ни с кем общаться.

"По идее, за мной должна быть слежка. Перед выпиской должны были поставить на телефон программу для определения географического положения и сфотографировать, чтобы камеры узнавали меня на улицах города. Ничего этого не сделали. Бумажку заполнили и все. Немножко формальное отношение к работе, конечно. Дальше все на моей совести. Хочу — хожу по городу, хочу — не хожу".

И как у вас с совестью, будете ходить?

— Нет, ну зачем. Я сижу на даче, прихожу в себя.

Повторные тесты на Covid-19 он будет делать сам на следующей неделе: "Вирус из организма выводится примерно две недели, пока ты позитивный, то не можешь быть социально активен". Второй раз, смеется врач, заразиться или можно, или нельзя.

"Сейчас в мире много разных штаммов коронавируса. Китайский и европейский биохимически отличаются. Данных о повторном заражении пока не хватает. Но я не боюсь, я и первый раз не боялся болеть. Понимал, что это так или иначе произойдет. У этого вируса слишком высокая контагиозность — то есть он очень легко передается — и у нас нет никакого иммунитета. Переболеют им все, и стар и млад, сейчас или позже. Смысл карантина — чтобы не все скопом, чтобы на всех тяжело переносящих хватило ИВЛ".

Жена онколога тоже заразилась — но переносит коронавирус легче, лечится дома. Свою должность в клинике Усов не потерял, но лишился большей части зарплаты, проведя почти месяц на больничном. Как только он получит два отрицательных теста, поедет в больницу к пациентам. "Если честно, очень хочется на работу", — улыбается врач.

Читать еще:  Глисты у ребенка в 2 года симптомы течение лечение

Жизнь после болезни. Что рекомендуют выздоровевшим от COVID и пневмонии?

Девушка в защитной маске идет по улице Алматы. 22 июня 2020 года.

По официальным данным Министерства здравоохранения Казахстана, число инфицированных коронавирусом превысило 86 тысяч, более 56 тысяч выздоровели. Десятки тысяч болеют пневмонией. Точное количество излечившихся от нее неизвестно. Врачи говорят, что иммунная система переболевших ослаблена, люди нуждаются в особом уходе. Специалисты дали несколько советов тем, кто переболел коронавирусом и пневмонией.

Кымбат Казкенова, инфекционист:

Люди, которые пошли на поправку после COVID или пневмонии, обязательно должны находиться в изоляции 14 дней после исчезновения симптомов. У них должны быть отдельная комната, отдельная посуда и туалетные принадлежности. Им рекомендуется надевать маску при выходе из комнаты. Нужно содержать дом в чистоте и проветривать помещение несколько раз в день. Они должны хорошо питаться и высыпаться. Почему? Даже если вирус был перенесен в легкой форме, он ослабляет иммунную систему человека. В результате снижается способность организма противостоять любым бактериям, вирусам, патогенам. И после выздоровления эти пациенты подвержены высокому риску заболеть другими недугами. Что делать? Прежде всего необходимо восстанавливать иммунитет. Правильное питание важно для повышения иммунитета. Рекомендуется ежедневное употребление витаминов группы С, В, витаминов А, Е, D, овощей, фруктов, мяса, супов и белковых продуктов.

COVID поражает легкие. Поражения в легких могут сохраняться в течение длительного времени. Поэтому выздоровевший человек должен находиться под наблюдением пульмонолога. Но многое зависит от пациента. Врач дает инструкции, а следовать им или нет — решает сам человек. Мне бы хотелось, чтобы люди подходили со всей ответственностью. Если вы практикуете дыхательные упражнения дома, хорошо питаетесь, соблюдаете меры предосторожности и вовремя принимаете предписанные препараты, ваш организм быстрее восстановится.

Баннер с предупреждением об опасности COVID-19 и занимающиеся на спортивной площадке мужчины. Алматы, 12 июля 2020 года.

У людей, которые заразились и выздоровели, вырабатываются антитела. Однако они сохраняются в крови только полтора-два месяца, иногда до шести месяцев. Проявлять беспечность — неправильно, я считаю (среди зарубежных ученых, специалистов ВОЗ пока нет четкой научной концепции относительно того, как долго сохраняются в организме антитела. — Ред.).

Мейиржан Абишев, пульмонолог:

Будучи пульмонологом, сделал такое наблюдение: у тех, кто считается выздоровевшими, порой в течение месяца или двух проявляются симптомы вируса. Может быть боль в горле или груди. Наиболее распространенный симптом — повышенная потливость. Я бы сказал, что потливость характерна для коронавируса. Не нужно бояться и бежать к врачу, постепенно этот симптом исчезнет. Симптомы, которые должны стать поводом для беспокойства, — повышение температуры тела, одышка и слабость. Я работаю с инфицированными COVID в течение четырех-пяти месяцев, но не замечал повторного заражения. Тем не менее вероятность существует. Что касается пациентов, то некоторые выздоравливают сразу. У 15–20 процентов людей эти легкие симптомы сохраняются.

В моей практике я видел полное выздоровление лишь двух из тысяч больных. То есть у них полностью исчезли поражения легких. Скажу как пульмонолог: во-первых, нужно время, чтобы вылечиться, а, во-вторых, это зависит от особенностей организма. Важно вести здоровый образ жизни, заботиться о себе, следовать указаниям врачей. При выписке из больницы пациент проходит компьютерную томографию. Мы предупреждаем, что это нужно будет повторить позже. В зависимости от тяжести заболевания, степени поражения и характера поражений легких каждому человеку назначается разный период. Я думаю, что после болезни организм человека восстанавливается как минимум через два-три месяца. Некоторые пациенты с серьезными повреждениями легких вряд ли полностью выздоровеют. Им всю жизнь придется сидеть дома с аппаратом для дыхания.

Молодой человек у входа в больницу. Алматы, июль 2020 года.

Легкие, почки, верхние дыхательные пути не любят холод. Что это значит? Не включайте кондиционер в автомобиле, дома или в офисе. Сквозняки опасны. Пейте много жидкости, если у вас нет хронических сердечных заболеваний или почечной недостаточности. От употребления жидкости улучшается состав крови. Сейчас вырос спрос на кумыс и шубат. Выздоровевшим эти напитки можно пить, но в умеренных количествах. Не следует пить витамины коробками. Это может быть тяжело для организма . Хочу сказать, что не следует легкомысленно относиться к восстановлению — к этому процессу нужно подходить с умом и взвешенно.

Арман Байдылов, иммунолог:

Иммунолог Арман Байдылов.

COVID — болезнь, которая ослабляет иммунную систему. Я бы сказал, что самым важным для организма является витамин D3. Некоторые исследования, проведенные университетами по всему миру, показали, что среди умирающих от коронавируса больных с дефицитом витамина D на 20 процентов больше. Поэтому необходимо употреблять продукты с витамином D после выписки. Из микроэлементов я бы назвал еще цинк и магний. Потому что процесс дыхания и производства энергии на клеточном уровне напрямую зависит от магния. При недостатке магния выработка энергии происходит медленно, и люди, выздоравливающие после коронавирусной инфекции, долго ощущают слабость.

Во время лечения пациенты получают различные антибиотики. Это тяжелые для организма препараты. Поэтому необходимо обратить внимание на восстановление кишечной микрофлоры и печени. В таких случаях необходимо обращаться к врачам за консультацией по восстановлению. Выздоравливающие не должны принимать лекарства самостоятельно. Нужно принимать препараты, назначенные врачом.

Врачи рассматривают рентген-снимок пациента с коронавирусной инфекцией.

Сергей Молчанов, психотерапевт высшей категории:

Люди по-разному переносят этот вирус. Кто-то легко, кто-то бессимптомно, у кого-то ухудшается состояние. Поэтому психологическое состояние людей важно, и почему сейчас надо об этом говорить? Потому что у переболевших людей обостряется синдром боязни смерти. И это нормально. Сейчас кругом смерть. Человек боится не только за себя, но и за близких. Поэтому я думаю, что им нужно еще раз понять, что есть какие-то ценности в жизни, дети, внуки к примеру. Как-то по-другому относиться, чтобы депрессия тебя не поглотила, надо выбираться. Спросите «как?». Это просто. Необходимо начинать делать то, что откладывали по разным причинам. Делать для себя, своего психологического здоровья. Человек должен переоценить свою жизнь. Может быть, в чем-то он себе отказывал, а сейчас необходимо сделать. И восстанавливать, постараться восстановить свое психологическое здоровье. Можно хорошую музыку слушать — это тоже помогает, можно хорошие фильмы посмотреть, то есть человек должен эмоционально отдыхать. Больше общаться с людьми, которые тебе нравятся, а не с теми, с кем приходится.

Конечно, это новый вирус. Поэтому многие, даже врачи, боятся. Многие боятся заболеть повторно. Мне кажется, тут каждый по-разному принимает и по-разному реагирует. Например, у моей жены тест был положительный. Но она очень легко к этому отнеслась, психологически легко перенесла, можно сказать. То есть она знает, что переболела, есть иммунитет, и спокойно общается с людьми. Она вернулась на работу и живет так, как жила до этого. А у кого-то наоборот. Люди боятся всего, даже простого общения. Они отдаляются, ни с кем не общаются. И через какое-то время остаются сами с собой, с кучей психологических проблем. Потом у них начинается синдром боязни смерти и депрессия.

Люди на переходной части улицы в Алматы. 29 июня 2020 года.

Людей пугает вся эта шумиха вокруг нового вируса. Поэтому они переживают, боятся. Так как много внезапных случаев смерти, когда люди особо не болели, но этот вирус забрал их. Да, это тяжело. Поэтому, я думаю, надо не молчать, а говорить. Если чувство тревоги не проходит, надо обращаться к специалистам. Особенно это касается тех людей, которые потеряли близких. Есть такое понятие, как горевание. Если ты нормально не простишься со своим умершим родственником, ты будешь носить это горе в себе всю жизнь. Поэтому очень важно этот момент не упустить и обратиться к психологу, психотерапевту. Верующим можно к духовному лидеру обратиться. То есть этот случай надо пройти полностью, испить до дна, выплакаться, скажем так, полностью. Отгоревать как положено, и тогда здоровье психологическое в будущем не будет подорвано смертями.

Айгуль Рахымжанкызы, психолог:

Психолог Айгуль Рахымжанкызы.

С приходом пандемии усилился страх смерти. Потому что вокруг нас так много смертей. Человек беспокоится о себе и своих близких. Эпидемия пожирает как молодых, так и старых. Самое сложное для человека — принять смерть, а принять внезапную смерть вдвое сложнее. Это стресс, который многие люди не могут преодолеть. В психологии он состоит из четырех этапов.

Первый этап — неверие. Человек находится в растерянности из-за потери близкого, с которым говорил только вчера или неделю назад и тот был совершенно здоров. Второй этап — неизбежное переживание горя. Потерявшие близких задаются вопросом: «Что было бы, если бы ситуация была другой?» Третий этап — обвинение. Поиск ответа на вопрос: «Кто виноват?» Именно в этот момент человек может впасть в депрессию. В это время происходят конфликты с врачами, ссоры с родственниками или поиски виновных в нехватке лекарств. То есть начинается конфликт с окружающими. Последний этап — признание. Маловероятно, что человек сможет успокоиться и прийти в себя, не пройдя эти четыре этапа.

Машина скорой помощи на улице в Актобе. 26 июля 2020 года.

Сейчас мы потеряли возможность пройти через все эти процессы. Потому что смерти идут одна за другой. Есть люди, у которых нет возможности оплакать, проститься со своими умершими родственниками, погоревать. Что делать в такой ситуации? Очень сложный вопрос. Всё, что я могу сказать: человек, потерявший близких, должен быть сильным. Он должен собрать вокруг себя решительных людей, способных на серьезные и конкретные поступки. Необходимо избавиться от людей, подверженных страху, панике, беспокойству. Самое главное — перестать винить себя.

Алексей Вибе, фитнес-тренер:

Фитнес-тренер Алексей Вибе.

Я пока не встречал ещё людей, переболевших этим вирусом. Но, думаю, в будущем будет. Поэтому для себя решил, что буду готовить более легкую тренировочную программу, хотя она у меня всегда была. Переболевшему человеку нужно начинать заниматься в домашних условиях на основе тренировочных программ с минимальной нагрузкой для организма, так как ему ни в коем случае нельзя давать сразу прежнюю нагрузку.

Коронавирус разрушает работу не только легких, но и другие органы. Например, сердце, почки. Поэтому я предлагаю не делать такие упражнения, которые могут как-то повлиять на эти органы. Рекомендую всем, кто переболел, обязательно делать дыхательную гимнастику, заниматься плаванием или йогой.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector