Imamita.ru

I Мамита
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как собрать деньги на лечение ребенка

Как собрать деньги на лечение ребенка

Иногда обстоятельства складываются таким образом, что самостоятельно справиться с проблемами не представляется возможным. В частности, это касается болезни ребенка. Как собрать деньги на лечение и что надо знать, обращаясь за помощью в благотворительный фонд? Эти и другие вопросы мы рассмотрим в нашей статье.

Можно ли получить помощь сразу

Подобная ситуация требует принятия незамедлительного решения, любое промедление угрожает жизни ребенка. Можно ли рассчитывать на быструю помощь благотворительного фонда? Такая вероятность находится на низком уровне. Да, у ряда организаций существует накопленный объем финансовых средств, который зарезервирован для оказания экстренной помощи, но это – исключение, а не практика.

Подготовка к сбору денег, а также сама рекламная кампания длится достаточно долго. Нельзя исключать тот факт, что в очереди в благотворительном фонде находится несколько человек, что еще дальше «отодвигает» дату выплаты. Этими моментами необходимо интересоваться сразу, чтобы подобрать нужный вариант, а не упускать время.

Подготовка документации

Представители благотворительного фонда должны быть уверены, что выделяют деньги тем, кому они действительно нужны. Решение об удовлетворении или отказе в просьбе базируется не на эмоциях. Оно строго регламентировано, ведь организация в ответе за распределение финансовых средств жертвователей.

Благотворительный фонд обязан запросить доказательства того, что с болезнью нельзя справиться собственными силами, а также за счет государственной помощи. Лучший вариант – подготовить документы заранее, а затем предоставить их вместе с чеками, справками, выписками и т.д. Подобный подход значительно ускорит процедуру рассмотрения обращения и повысит шансы на положительный ответ.

Хорошим подспорьем будет поддержка лечащего врача, который подтвердит, что пациенту необходимо профессиональное лечение. Обратиться к специалистам все равно придется, так как это попросят в благотворительном фонде, чтобы убедиться в аргументированности просьбы, поэтому резонно сделать все заранее.

Отметим, что в случае лечения за границей процесс усложняется. Проверка проводится более тщательно и скрупулезно, она сопряжена с другим уровнем затрат. Важно правильно выбрать благотворительный фонд: практически у каждой организации есть своя специализация, как результат – родителям могут отказать.

Стоит ли выбирать иностранную клинику

Продолжая тему лечения за границей, стоит остановиться на таком моменте.

Если предстоит сложная и длительная терапия, то речь идет о временной эмиграции. Далеко не каждый благотворительный фонд сможет выделить соответствующую сумму денег. Особо сложная ситуация складывается у тех родителей, которые уже начали лечение, но своих финансовых возможностей оказалось недостаточно. В итоге, они вынуждены обращаться к посторонним лицам, однако часто от них следует отказ. Помимо этого, если качественное лечение возможно в России, благотворительный фонд отдаст предпочтение этому варианту, ведь он дешевле.

Параллельный сбор и активная коммуникация

Можно ли организовать параллельный сбор средств на лечение? Да, но при одном условии – предварительно уведомив о своих намерениях соответствующие организации. Также потребуется активная коммуникация со всеми фондами, чтобы остановить рекламную кампанию в том случае, как только соберется необходимая сумма. Если деньги нужны не экстренно, а их объем средств умеренный, оптимально обратиться в один благотворительный фонд. Чего точно нельзя делать – так это скрыть параллельный сбор.

Как собрать деньги на лечение ребенка через интернет?

Как развиваются и сколько собирают денег онлайн-платформы России

Текст: Юлия Ходорова, Александра Боброва

Платформы онлайн-пожертвований стали появляться в России 10 лет назад. Сейчас насчитывается более десяти работающих платформ.

Платформы представляют собой сервис для НКО и жертвователей, где быстро и безопасно можно сделать пожертвование в пользу НКО или благотворительного проекта. Организации, размещённые на платформах, как правило, проходят проверку юридической и финансовой состоятельности, предоставляют отчёт о пожертвованиях. Все проводимые операции безопасны и прозрачны как для жертвователя, так и для НКО.

Платформы в России создавались как некоммерческими организациями и частными лицами, так и коммерческими компаниями. Несмотря на общие цели по сбору пожертвований в пользу НКО и благотворительных проектов, форматы работы платформ и их функции сильно различаются.

Впервые идея платформы онлайн-пожертвований была реализована Фондом «КАФ» в 2005 году. Созданная им платформа «Благо.ру» первые три года работала в экспериментальном режиме и была полноценно запущена в 2008 году. Это был новый для российских жертвователей и некоммерческих организаций формат участия в благотворительности, к которому нужно было привлечь НКО и жертвователей, сформировать доверие к такому способу осуществления пожертвований. Помимо создания технически эффективного и безопасного сервиса, создателям первой платформы пришлось с нуля формировать «спрос» и «предложение», индивидуально работая с каждой НКО и вовлекая жертвователей. С 2008-го по 2012 год «Благо.ру» оставалась единственной платформой онлайн-пожертвований в России и практически единственной возможностью для НКО привлекать пожертвования онлайн, так как техническая возможность «прикрутить» функцию сбора пожертвований на собственный сайт организации была недоступна.

С 2012 года на модель агрегатора онлайн-пожертвований обратили внимание крупные организации и частные инвесторы. В 2012 году появились ныне крупнейшие краудфандинговые платформы — «Планета.ру» и Boomstarter. Их деятельность направлена на привлечение частных средств для разных типов проектов, в своём составе они в том числе имеют специальный раздел — «Благотворительность», где можно помочь НКО и благотворительным проектам. В 2013 году интерес к онлайн-пожертвованиям проявила крупнейшая российская интернет-компания Mail.ru, создавшая платформу «Добро.Mail.ru» в качестве своей корпоративной благотворительной программы.

В 2013 году вновь созданный фонд «Нужна помощь» начал сбор средств на проекты НКО, и в 2015 году на его основе был открыт информационный портал «Такие дела», собирающий деньги в пользу благотворительных проектов. Фонд реализовал подход к сбору пожертвований, используя качественную социальную журналистику, что способствовало привлечению массового читателя и превращению его в донора, часто регулярного.

В том же 2015 году популярная платёжная система QIWI организовала платформу «ВСЕМ», где предоставила возможность людям одним пожертвованием через платёжные терминалы и платёжную систему поддержать все представленные известные фонды (сейчас их девять).

Читать еще:  Ларингит симптомы и лечение у ребенка 3 лет

Таким образом, к 2015 году в России сформировался рынок платформ онлайн-пожертвований, предоставляющих возможность НКО собирать пожертвования с широкого круга частных доноров, а людям — оказывать финансовую помощь проверенным и специально отобранным благотворительным организациям и проектам.

В последние два года стали появляться платформы, предлагающие новые оригинальные форматы вовлечения людей в благотворительность. Они появились в ответ на формирующиеся тенденции в благотворительности: рост вовлечённости граждан, волонтёрства, развитие личного и спортивного фандрайзинга.

ГБУЗ «Краевая детская клиническая больница №1»

Дежурный администратор: +7(991)069-89-06

  • КДКБ №1
  • О больнице
  • Новости
  • Структура
  • Пациентам
  • Напишите нам
  • Платные мед. услуги
  • Вакансии
  • Сотрудникам
  • Наши новости
  • Новости медицины

Как в интернете делают бизнес на помощи безнадежно больным детям

24 февраля 2014

«Токсичная благотворительность» — так называют сбор средств в интернете на лечение больных детей. Эксперты говорят о том, что деньги собирают случайные люди, приносящие не меньший вред, чем самые отъявленные мошенники.

Преисполненные благородными целями, но ничего не смыслящие в медицине и благотворительности, доброхоты обещают обезумевшим от горя родителям чудесное исцеление их детей за границей, клянут российских врачей-«убийц», а в результате все заканчивается трагедией. Ребенок погибает. Такие «дикие сборы» подрывают доверие граждан к благотворительности в целом.

Волонтер исчезла с деньгами

О «токсичной благотворительности» публично заговорили в прошлом году, когда с крупной суммой денег пропала 28-летняя Екатерина Бабичева из Всеволожска. Молодая мать двоих детей работала волонтером фонда «Капля жизни». И она от имени фонда собирала в соцсети деньги на лечение больных раком чужих малышей. Причем деньги поступали на ее мобильный телефон. Бабичева уверяла, что все средства будут переданы родителям больных детей. В фонде она была на хорошем счету, потому что могла собирать большие деньги в короткий срок.

Скандал вспыхнул после того, как умер годовалый Эльвиз из Симферополя. Бабичева собирала деньги на мальчика с редким видом рака (нейробластомой) несколько месяцев. Но малыш умер, а 500 тысяч рублей так и остались на счету Екатерины.

Когда ей предложили распределить деньги между другими детьми, она исчезла. Тут же выяснилось, что Бабичева собрала еще 500 тысяч рублей на 2-летнюю Аню, больную ДЦП, и 400 тысяч рублей на годовалого Арсения, страдающего острым лейкозом. А ведь люди доверяли ей не просто так — контакты Бабичевой, как ответственной за сбор средств на лечение Сени, были размещены на сайте уполномоченного по правам ребенка в Петербурге Светланы Агапитовой. Всего, по словам волонтеров, Бабичева присвоила себе не меньше 2 миллионов рублей.

Сотрудники «Русфонда» (крупнейший в России из тех, что собирают деньги на онкобольных) даже написали письмо в Общественную палату и заявление в правоохранительные органы с просьбой разобраться в ситуации. Но, судя по всему, «состава преступления» в ее действиях не нашли. Во всяком случае Екатерина Бабичева снова объявилась в интернете, где по-прежнему собирает с сердобольных граждан деньги на больных детей. Впрочем, она, по словам очевидцев, все равно почему-то предпочитает ходить на акции по сбору денег в темном парике, представляясь другим именем.

Эксплуатация материнского инстинкта

Перечисление денег на мобильник — самый распространенный способ при «диком» сборе. Формально все чисто. Люди добровольно перечисляют средства на телефон. С юридической точки зрения эта банальное «пополнение счета», а не «материальная помощь на лечение». Частное волонтерство в России разрешено (в отличие от США и Европы) — при этом нет закона, регулирующего такую деятельность.

— Я никогда не дам денег на личный счет волонтера, банковский или «Яндекс-счет», — говорит блогер Светлана (Pudgik), придумавшая термин «токсичная благотворительность». — Хотя бы потому, что за любым фондом следит в оба глаза налоговая инспекция. За «диким» волонтером не следит никто, кроме его совести. Я с его совестью не знакома и не знаю, что она считает «честным процентом» — ноль или две трети от суммы. Все равно не проверишь.

Мошенники теперь собирают деньги на «спасение» певицы Жанны Фриске, больной раком мозга. Сразу после известия о ее болезни на сайте «Вконтакте» появилась группа поддержки Фриске, на странице были размещены реквизиты счетов, на которые предлагалось перевести деньги. Администрация сайта закрыла эту группу, но вместо нее появилось сразу несколько новых. А тем временем «Русфонд» с помощью Первого канала собрал 30 миллионов рублей для певицы — счет, полученный из США, на сумму 4 665 600 рублей был оплачен. Остальные средства фонд перечислит на лечение онкобольных детей.

По словам Светланы, распознать «токсичный» сбор средств просто. Механизм выкачивания денег в подобных группах в соцсетях одинаков. Истеричная атмосфера (высказывания вроде «В России сказали, что умрет, а вот в Германии стопроценто вылечат»), отсутствие внятных медицинских выписок или приглашений от зарубежных клиник (есть немало случаев, когда иностранные доктора даже не в курсе, что к ним едет больной ребенок из России), комментарии анонимных врачей, рассказывающих, к примеру, о сингапурской чудо-медицине, привлечение экстрасенсов (из этого же разряда — общение с духами и коллективные молитвы).

«Вконтакте» — самый популярный сетевой ресурс, где организуются различные группы по сбору средств для больных детей. Сделать это может любой. Зарегистрировать страничку, выложить фото ребенка, опубликовать счет. Основная аудитория таких групп, как говорят эксперты, — молодые мамочки. Уязвимые, впечатлительные, из-за гормонального сбоя часто не способные критично осмысливать информацию, они тут же бросаются «на помощь», активно размещая ссылки в сети и сами жертвуя деньги. А в последнее время листовки с призывом о спасении больных детей стали появляться в городских роддомах — уже мнительные беременные женщины из суеверия включаются, как им кажется, в благородное дело. Более того — подобные листовки разбрасывают даже в школах и детских садах! Типичная спекуляция родительскими чувствами.

Читать еще:  Если у матери и отца одинаковый резус фактор

Чем безнадежнее, тем выгоднее

По словам экспертов, некоторые активисты поначалу действительно бескорыстно желают помочь, но потом, видя как легко и быстро можно собрать внушительную сумму, идут на явное мошенничество. К примеру, берутся «раскручивать» только очень дорогие случаи, где на абстрактное лечение или реабилитацию ребенка в зарубежной клинике требуется от 100 тысяч евро. Собирать деньги на конкретные вещи — например, поиск и пересадку костного мозга за 25 тысяч евро по четкому прайсу — им неинтересно, потому что часть этой суммы незаметно не урвать.
Финансовые операции в таких «группах помощи» в соцсетях крайне непрозрачны — отчета по расходам нет. А если жертвователи задают вопросы о том, куда пошли деньги, начинается свара. Администраторы группы мастерски переводят все стрелки на несчастных родителей, которые якобы «вовремя не отчитались».

При этом некоторые западные клиники откровенно делают бизнес на безнадежно больных детях из России. Известен случай, когда бухгалтер одной из клиник в Израиле заявила родителям больного ребенка, что лечение будет продолжено только в том случае, если они продадут свою квартиру в Питере. Цинизм в том, что мальчик был безнадежно болен, и никакая операция его бы уже не спасла.

«Дикие» волонтеры, как правило, собирают деньги на детей с раком в терминальной стадии (надежды на выздоровление нет никакой). Отечественные больницы отметаются сразу. К слову, благотворительные фонды, та же питерская «АдВита», отправляют детей за границу только в том случае, если в России нет нужного вида помощи — речь идет о сложной хирургии или нейрохирургии. Но в сетевых группах происходит подмена понятий — деньги собирают на некоего доктора-волшебника из Германии (Испании, Израиля). Сборщики то ли по незнанию, то ли намеренно скрывают, что квалифицированную медпомощь можно получить в России: наши детские онкологи работают по тем же международным протоколам.

Но в «вконтактовских» группах лечение обязательно предлагается «суперинновационное» или «экспериментальное». Недаром в таких группах пасутся агенты посреднических импортных медицинских контор — к примеру, они могут искать пациентов в испанскую клинику, в которой проводят клинические испытания препарата от эпилепсии. Им нужны «добровольцы» всех возрастов.

Родители, конечно, согласны на все. Они забирают своего ребенка из российской больницы, прерывают курс лечения, не понимая, что по сути выносят ему смертный приговор. Ждут, пока соберется нужная сумма (ребенок в это время не получает вообще никакого лечения, а в онкологии дорога каждая секунда). Затем везут уже зачастую нетранспортабельного малыша за границу… чтобы вернуться с грузом 200. Рассказывают, в Мюнхене одна очень известная клиника в семь раз подняла тариф для лечения пациентов из России — немецкие врачи пытаются поставить хоть какой-то фильтр в этом потоке безнадежных больных. Родители бьются в истерике, детей вылечить невозможно. Деньги выброшены на ветер.

— У нас отсутствует социальная поддержка родителей тяжелобольных детей, — говорит Светлана (Pudgik). — Сочувствовать, утешать и поддерживать — это не к лечащему врачу. Приводить родителей в чувство должен, по идее, специально обученный психолог — социальный работник. Он же должен быть рядом с семьей, если ребенок безнадежен. Пока же этого нет — растерянные и напуганные родители попадают в цепкие лапы «диких» волонтеров и получают суррогат сочувствия и поддержки. И дальше начинается вакханалия: получив за короткое время огромную сумму, родители преисполняются уверенностью, что собрать деньги легко и просто, не задумываясь, прерывают лечение ребенка в России и убегают за границу вместо получения очередного блока химиотерапии.

Тема «токсичной благотворительности» сейчас активно обсуждается и волонтерами, и руководителями фондов. В Сети уже образуются группы по борьбе с «дикими» собирателями — противники зовут их презрительно «спасюками». В эти группы вступают в основном те, кто уже обжегся на «токсичных сборах».

Инструкция: особенности сборов на личные карты

Как правильно переводить на личные карты и какие риски существуют в этом случае, рассказали эксперты корреспонденту Агентства социальной информации.

Небезопасные транзакции

«Сбор денег в качестве пожертвований на личные карты, на наш взгляд, может повлечь за собой гражданско-правовые, налоговые и репутационные риски», — считает Павел Гамольский, президент Ассоциации “Клуб бухгалтеров и аудиторов некоммерческих организаций”.

Как пояснил президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин, законом сборы на личные карты не запрещены, но у них есть ряд минусов.

«Во-первых, подобный сбор может быть сочтен налоговой службой доходом собирающего и с него могут взять налоги (13%). Второе, этот сбор гораздо хуже, чем сбор на счет юридического лица, так как он не защищен от мошенничества, взлома и кражи. Такие случаи известны, когда в силу наивности самого сборщика или еще по каким-то причинам деньги, собранные для благотворительных целей, просто кем-то воровались. В-третьих, с личного счета еще могут производиться разного рода взыскания. Если человек должен кредит, не платит ЖКХ, алименты и еще что-то подобное, эти деньги спишутся судебными приставами точно так же, как любые другие. Все эти проблемы не возникнут у юридического лица», — утверждает Владимир Берхин.

По словам Павла Гамольского, существует риск блокировки карты со стороны банка. В последнее время случаи блокировки личных карт особенно участились.

«Банки ссылаются на нормы Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ и рекомендации Банка России. Почти ничего не объясняя, банковские служащие требуют представить в банк для разблокировки карты большое количество документов. Например, их требование может звучать так: «Предоставить основания для зачисления и расходования средств по всем хозяйственным операциям за три или шесть месяцев». Пока требования банка не будут выполнены, счет физического лица будет заблокирован», — рассказал президент Клуба бухгалтеров и аудиторов некоммерческих организаций.

Читать еще:  Лечение стоматита в домашних условиях ребенку 2 года

Фото: Flickr.com/Matthias Stiefel

По мнению Владимира Берхина, сбор на личную карту также юридически не прозрачен. Сборщик не берет на себя никаких обязательств.

«Проще говоря, он может пропить эти деньги и нести только моральную ответственность за это. Привлечь его к реальной ответственности за подобные действия очень сложно. Особенно, если учесть, что каждый, кто перечислял ему деньги, пострадал на очень маленькую сумму. Жертвователь вряд ли сам будет с этим возиться, да и правоохранительные органы не будут с ним разбираться», — сказал эксперт.

Вынужденный сбор

Другое дело, если человек собирает деньги на личную карту, например, на свое лечение или своих родных, решение других собственных неотложных проблем, уверены специалисты.

«В этом случае рисков, как нам представляется, нет, — подчеркнул Павел Гамольский. — Дарение денежных средств налогом на доходы физических лиц не облагается (п. 18.1 ст. 217 НК РФ). Банку в такой ситуации всегда можно объяснить экономический смысл хозяйственной операции. Вряд ли банк заподозрит физическое лицо, собирающее для себя деньги, в легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем, и финансировании терроризма».

«Вообще, собирать деньги на карту, например, на подарок другу или помочь оплатить штраф, нормальная ситуация, — говорит Владимир Берхин. — Но, по возможности, лучше избегать этого. Попавшим в сложную жизненную ситуацию лучше найти официальную организацию, которая может пользоваться официальным счетом».

В случае, если такой вариант совсем невозможен, эксперт советует завести отдельную карту. Выбрать человека с хорошей репутацией, у которого нет проблем с алиментами, штрафами, кредитами и так далее.

Фото: Flickr.com/TheTruthAbout

«Все должно быть четко, ясно и прозрачно. Вот есть у нас карта, сбор идет только на нее, ежедневно публикуются скриншоты всех транзакций, есть четкая и понятная цель, когда это закончится. Лучше всего, чтобы собирались деньги узким кругом, чтобы между жертвователем и сборщиком сохранялась связь. Чтобы все знали, кто собирает и кто жертвует», — пояснил президент фонда «Предание».

Риски благотворителей

«Когда вы просто переводите деньги на карту без определенного назначения платежа и без заключения какого-либо договора или расписки, юридически — это просто передача денег в собственность. И человек может не отвечать за их дальнейшую судьбу, — рассказал Владимир Берхин. — Теоретически, если переводите заметную сумму, доказательством в суде может послужить сообщение, которым сопровождаете свой перевод. Жертвователи в основном переводят по 100, 500 рублей. Если вы узнаете, что ваши 500 рублей, которые вы переводили на помощь больному ребенку, человек украл, вряд ли пойдете в полицию с заявлением «У меня украли 500 рублей». Да и органы не будут этим заниматься».

Чтобы добиться справедливости, благотворителю требуется собрать таких же пострадавших, как он, а это уже требует усилий и времени. Поэтому подобные дела до суда доходят редко, утверждают эксперты.

«Я знаю случай, когда таким образом было единовременно украдено полмиллиона рублей, но человека, который это сделал, приговорили, кажется, к трем годам условно. Деньги к этому времени он уже потратил и их не вернул», — говорит Владимир Берхин.

На нужды НКО

Однако, по словам экспертов, при сборе средств на нужды некоммерческой организации либо социального проекта, осуществляемого группой физических лиц без регистрации юридического лица, как правило, переводы существенно выше, чем при сборе средств на личные нужды.

«Был такой случай, когда крупная московская благотворительная организация взяла в 2016 году на работу девушку-фандрайзера, которая, спекулируя добрым именем организации и делами, совершенными этой организацией за последние 20 лет, убедила оформить большое количество жертвователей поручение банку на регулярные пожертвования. Через полгода девушка уволилась, связь с ней отсутствует, а переводы продолжают поступать на ее карту. Всего этого можно было избежать, если бы изначально перевод пожертвований осуществлялся только на расчетный счет организации», — поделился Павел Гамольский.

«Поэтому Благотворительное собрание «Все вместе» опубликовало декларацию, в которой представители общественности выступают против того, чтобы фонды, стремящиеся к прозрачной отчетности, использовали карты в сборах», — подчеркнул Владимир Берхин.

Фото: Flickr.com/vilson frangaj

«Фонды не должны собирать средства на личные карты, потому что в этом случае невозможно проследить судьбу пожертвований, пользователи не могут быть уверены, что в этом случае фонд отчитывается за эти средства, не проводит эти пожертвования мимо кассы. Мы по-прежнему живем в стране, где большинство людей не доверяют фондам. Следовать рекомендации не собирать деньги на личные карты значит стремиться прозрачно вести свою работу, отчитываться за пожертвования, заслужить доверие доноров. Наличие сборов на личные карты не даст возможность НКО получить дополнительные ресурсы и новых жертвователей на многих площадках, в том числе на Добре Mail.Ru», — подчеркнула руководитель проекта «Добро Mail.Ru» Александра Бабкина.

Что касается довольно популярных в социальных сетях сборов на личные карты волонтеров, помогающих животным, то в этом случае, по словам Владимира Берхина, нет однозначного ответа.

«Зоозащитное сообщество достаточно вольное, менее институализированное, то есть они меньше подчинены каким-либо правилам и нормам чем те, кто помогает людям. Именно поэтому у них все время разгораются скандалы, существуют подозрения и сложные отношения между собой, — заключил эксперт. — Ведь сбор на карту — штука неконтролируемая, непрозрачная и безответственная, а люди — слабые».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector